18 Октябрь 2017

С надеждой на удачу Избранное

871 раз

 Отыграла яркими красками золотая осень. С неба нет-нет, да и сыплется снежная крупа. Для большинства сибиряков закончился отпускной сезон. Но есть среди нас категория людей, которая всегда берет отпуск именно в это время. Это охотники-договорники за пушниной, еще называемой в народе «мягким золотом». И не только за ценность, но и за труд, который надо вложить, чтобы ее добыть. Некоторые из сибиряков охоту сделали своей профессией. Они тоже ушли в тайгу, чтобы испытать удачу.

 По словам директора Усть-Илимского зверопромхоза и председателя общества охотников и рыболовов В. А. Мельникова, в нынешнем «пушном» охотничьем сезоне принимает участие около 500 устьилимцев и жителей поселков района. Им предстоит в общей сложности добыть только соболя, согласно лимиту, три тысячи штук. Плюс  каждому охотнику установлена норма на белку – 100 штук на человека. Если добавить к этому объему еще и ондатру, горностая и других ценных пушных зверьков, то станет ясно, насколько богат наш регион на «мягкое золото». И оно очень ценится не только на внутреннем рынке, но и пользуется заслуженной популярностью у зарубежных модниц. На международных пушных аукционах, как правило, усть-илимская пушнина уходит покупателям в числе первых.

 Но прежде чем отправить шкурки на торги, их еще надо добыть, а это совсем не просто. Ведь природа даже для опытных промысловиков далеко не всегда открытая книга. В тайге порой случается неурожай на тот или иной вид зверей, когда даже план выполнить невозможно. Капризы погоды также играют немаловажную роль при пушном промысле. Причем плохо и когда тепло, и когда снега навалило «выше крыши». Поэтому, отправляясь в тайгу, охотник не в последнюю очередь надеется на удачу.

 Не только пушниной богаты наши леса. Диких копытных животных водится тоже достаточно.  Многие охотники, кстати, самой желанной добычей считают для себя лося (сохатого), а еще лучше  благородного оленя – изюбря. В нынешнем сезоне охотникам зверопромхоза и общества выделено в общей сложности 135 разрешений на отстрел лосей и немногим более 40 – на добычу изюбрей. Понятно, что желающих разнообразить свой стол строганиной из сохатины у нас значительно больше. Однако разрешения выдаются на основании данных маршрутных учетов зверей, а они в последние годы не особо оптимистичные. На численности копытных негативно отражается интенсивная хозяйственная деятельность человека в тайге, которая неуклонно сокращает ареал обитания зверей. Но это объективная реальность, которую нам не изменить. Однако порой приходится сталкиваться с непродуманными решениями законодательного характера. С теми, которые отнюдь не способствуют росту популяции ценных зверей, но зато благотворно отражаются на увеличении численности хищников. Так, в частности, произошло с копытными и волками. Еще лет 15 назад с серыми разбойниками боролись жестко и бескомпромиссно. Для их уничтожения все методы были хороши – яды, петли, капканы, обычный отстрел. Лучших «волчатников» награждали, ставили в пример другим. И охота на волков велась круглый год. Но кому-то показалось это негуманным. По-видимому, об огромном количестве животных, ставших  жертвами хищников, при этом не задумывались. И появилось решение о запрещении ядов, а затем и капканов с петлями в процессе регулирования численности «серых разбойников». Мало того, ввели сроки их добычи, убрали систему премирования. Результат – резкий рост  волков и снижение поголовья диких копытных животных.

 Естественно, что охотники, возмущенные таким положением дел, начали писать письма в различные инстанции. И, кажется, их услышали. По крайней мере, есть сведения о том, что на борьбу с волками стали вновь изыскивать средства. В частности, нашей области выделено три миллиона рублей. Но дойдут ли они до региона, и  как будут использоваться, пока не ясно. Как говорится, поживем, увидим.