31 Октябрь 2017

Под чиновничьим присмотром Избранное

106 раз

 В том, что жилищная проблема в Усть-Илимске не потеряла своей остроты, сомневаться не приходится. По данным администрации города, в настоящее время в  очереди на получение жилья стоит более полутысячи человек. Между тем, за последние годы десятки тысяч устьилимцев, учитывая темпы введения новых домов в эксплуатацию, а точнее полное их отсутствие, покинули пределы своей малой родины и ищут лучшей доли на стороне. Причём в основе своей уезжает трудоспособное и наиболее активное население.

 Понятно, что не только из-за призрачных перспектив получения жилья люди мигрируют. Кому-то не по душе климат, кто-то не может получить работу по специальности, третьи садятся с чемоданами в вагон, чтобы воссоединиться с любимым (ой). Однако надо признать, что при реальности надежды переселиться в обозримом будущем в собственное жилье – многие бы остались в городе. И данное утверждение отнюдь не голословно. Я знаю лично около десятка молодых семей, у которых и работа, и любовь была, но снимать квартиру и одновременно копить на свою было совсем не по карману. Сегодня они живут в Красноярске, в Иркутске, в Новосибирске, а кто и вовсе пребывает в столице. Приезжая в гости, вчерашние устьилимцы с иронией говорят, мол, охотно бы вернулись, но пресловутый квартирный вопрос их испортил окончательно.

 Невозможность строить новое жильё из-за скудности местного бюджета – характерная особенность не только нашего города. Но, наверное, в других населённых пунктах к уже имеющемуся жилищному фонду относятся бережно и с должным вниманием. У нас, к сожалению, этого не скажешь. В чём, кстати, пришлось убедиться на собственном опыте. Волею судеб около четырёх лет назад переселился я в бывшее общежитие, в так называемую «изолировку». Через некоторое время стало понятно, что в комнате через коридор напротив никто не живёт. Тонкая фанерная дверь была закрыта на лёгонький навесной замочек, который играющие ребятишки то и дело срывали. Детские шалости вполне объяснимы, ведь жилище забили отслужившими свой век вещами, а в них можно хорошо прятаться. Несколько раз, наверное, по жалобам соседей, комнату обследовала полиция. Наконец жильё всё же освободили от хламья, а тут и лето пришло – дети из коридора перебазировались играть на улицу.

 Выяснив, что пустующая который год подряд комната принадлежит муниципалитету, решил предложить властям выгодный для всех, на мой взгляд, вариант: они сдают эти «квадраты» в аренду или по договору социального найма, а я обязуюсь сделать ремонт и своевременно вносить все коммунальные платежи: свет, отопление, общедомовые нужды и т. д. Ведь всё время, пока комната пустовала, их оплачивал городской бюджет и жители дома.

 Выслушав моё предложение, руководитель департамента жилищной политики горадминистрации О. И. Янковская нахмурила брови. Мол, я предлагаю ей преступный вариант. Это жильё по закону они выделят очереднику и только очереднику. Доводы о том, что на комнату, напоминающую сарай – без водопровода, горячей и холодной воды и даже без канализации – вряд ли найдётся охотник, чиновница вроде как и не слышала.

Частный случай? Может быть. Но что-то в это верится с трудом. Возьмём другую сторону медали, а именно – зависимость размера оплаты коммунальных услуг в бывших общежитиях от площади занимаемого жилья. Кстати, эту тему мы уже как-то поднимали, но воз, как говорится, и ныне там. По логике, да и по закону тоже, человек, который платит за койко-место в общежитии (ныне это дома коридорного типа), не должен один занимать 17-метровую и даже 12-метровую комнату. Оказывается, в нашем городе может. Получилось так, что когда-то секции были заселены полностью. Но затем по ряду причин люди выбывали, и в некоторых комнатах осталось по одному человеку  Кто оплачивает «коммуналку» за остальную площадь догадаться, думаю, несложно.

 Этих довольно роскошно живущих за чужой счёт людей уплотнить бы. Тогда, по самым скромным подсчётам, удалось бы высвободить только в левобережных общежитиях минимум пять секций. Если же считать скрупулезно, то цифра может оказаться больше в разы. Или заставить в судебном порядке вносить плату пропорционально занимаемой площади жилья. Но этим надо заниматься. Проще оставить всё как есть, не из своего же кармана чиновникам платить приходится. По крайней мере, такой вывод напрашивается при знакомстве с официальным ответом руководителя департамента жилищной политики на соответствующие вопросы редакции. Так, о выбывших гражданах департамент просит редакцию предоставить более точную информацию. То есть журналисты должны походить по общежитиям и подсчитать, сколько, когда и куда уехало. Предположим, мы бросим свою работу и представим чиновникам более детальную информацию. Вот только изменится ли что-нибудь после этого? Ведь не менее года назад я лично сообщил О. И. Янковской о пустующей несколько лет (кстати, до сих пор!) комнате. Судя же по ответу департамента, чиновники только в июне текущего года узнали о том, что она освободилась. Кто три года как минимум от них эту «секретную» информацию тщательно скрывал – непонятно.

 К сожалению, столь равнодушное отношение власти к своему (своему ли?) имуществу имеет ещё один негативный оттенок – воспитательный. Нам постоянно напоминают, мол, не проходите мимо, если узнали о фактах незаконных сделок при использовании жилых помещений. А таких достаточно. К примеру, владельцы секций и изолировок сдают жильё внаём, при этом никого там не прописывая. Естественно, плата за «коммуналку» этих квартир  раскидывается на весь дом. Только даже зная об этом, соседи не спешат предпринимать меры. Какое-то равнодушие овладело нами. Власти бы стать примером по его преодолению. Ан нет, не угадали.